Tags: СССР

Жила была Держава


Жила была… некая держава. И в этой самой державе жили мы, простые люди, население или, как говорят нынче, электорат. Только тогда нас так не называли, ибо никого мы не выбирали, ни на что не влияли: жили себе, работали, растили детей. Хорошо жили? Да, по разному. Но, всяко хуже, чем могли и были достойны.

Читать далее - Жила была Держава

Неисправимый «совок»

22 мая 2013 г.
http://ussrlife.blogspot.ru/2013/05/blog-post_22.html

Если меня приведут в современном русском городе к бочке с квасом, стоящей в обычном дворе многоэтажного дома, — бочке, возле которой нет продавца, бочке, из которой каждый наливает сколько хочет и кладет в стоящую тут же коробочку мелочь сообразно с ценой, криво написанной на приклеенной к оранжевому боку изолентой картонке, к бочке, которую привозит утром и увозит вечером небрежно вытряхивающий деньги в сумку мужичок на тракторишке… так вот, если кто-то сейчас сделает такое, я признаю, что «Раисся всаеть с калееен!». До тех пор не надо мне петь такие песни. Не поверю…
А бочки такие стояли еще в 1991-м, кстати… И еще были кассы самообслуживания в общественном транспорте. Люди клали в них деньги и отрывали билетик…
Разговор не ведется о том, насколько вменяемы те, кто обрушивается с нападками на Совок. Чтобы сразу поставить в этом вопросе точку, я скажу просто: критикующие Совок в сравнении с современностью психически больны.
… А ведь страшные картины беспросветной жизни при Совке, которые нам так любят рисовать, — ложь. Большая и не слишком умная, потому что это было недавно. Еще даже не состарились те, кто там жил и все видел, а лгущие в большинстве своем слишком замазаны в другой самой разной лжи и чисто внешне неприятны.
Но я буду говорить не о Большой Правде, а о своей, маленькой. О правде: г. Кирсанов, население на 1980 год 23 тысячи человек, в наши дни оно сократилось в полтора раза Уверен, что это был типичнейший райцентр того времени. Скажу о том, что видел сам.

Начнем с еды

Эта тема лжецам всегда кажется наиболее важной, потому что они лично привыкли думать в первую очередь о своем брюхе. Хорошо.
Так вот, ассортимент в магазинах был меньше на два порядка. Нынешним подросткам или даже уже взрослым это трудно представить: приходишь — а там ни колы, ни чипсов, ни «марса», ни еще очень и очень многого. Нет. Реально нет.
НО! Совковые куры не пухли от аспирина, а картошке не прививали гены рыбы. И даже добавки в колбасе — это все-таки не та соя, из которой делается сейчас колбаса. Любого сорта, кстати, если кто не в курсе.
Я понимаю, это все неощутимо и не важно… … Ладно.
Действительно, практически все экзотические фрукты, если и появлялись в наших магазинах, то по большим праздникам (кстати, вкус большинства из них — это просто вкус земляники, и не больше, а некоторые откровенно несъедобны, только и радости, что «экзотика»). Но давайте посмотрим на колхозные магазинчики, занимавшие в моем городе два ряда подвальных помещений в старинных Каменных рядах.
От урожая до урожая при стабильной температуре +8 градусов там всегда лежали совершенно сохранные и стоившие копейки картошка, лук, чеснок, помидоры, огурцы, яблоки, груши, сливы, капуста, морковь, свекла, богатейший ассортимент плодово-овощных консервов местного производства. (Понимаете? Мест-но-го производства, дающего работу и отличный заработок примерно 20 тысячам русских мужиков и баб из сел и деревень района!) Наверняка и еще что-то было, просто я забыл.
Хлеб сравнивать смешно: советский был сделан из русского зерна, а не из фуража.
Мясо. На колхозном рынке оно (и не только оно, кстати, там же торговали частники, и никто их не избивал и не гонял: «Я торгую кулубнику, вырашшенную своими руками!») лежало на прилавках ровными рядами. Да, процентов на 20, а то и 40 дороже, чем в магазине, но напомню: тогда на рубль можно было в Москве сутки питаться, да еще и объехать весь город… А магазинное мясо было всяко лучше нынешнего, выращенного на добавках и подкормках.
Картинка же, как некто в нелепом пиджачке, чуть ли не униженно кланяясь, берет с «черного хода» у жирного важного продавца кусман вырезки с переплатой вдвое, — это бред позднесоветского кинематографа. Я уж не говорю, что многие мясо покупать считали «баловством» — свой бычок на забой, свинки-кролики…
Корм для живности стоил копейки, а то и просто «воровался», и в этом не было ничего страшного — об этом «воровстве» знали все, оно было чем-то вроде обратного налога, и никто не пытался хапнуть в один клюв вагон комбикорма. Про состав с цветметом я уже просто не говорю. (Кстати, из цветмета было сделано многое в районе: памятники, ограды, приветственные знаки на дорогах. И никто его не крал.)
Пресловутая колбаса лежала в магазинах всегда. Семи сортов точно. В Москву за ней начали ездить в 86-м, при «Горбатом», и эти несколько лет в мозгах многих затмили реальное и длительное прошлое.
Сметана, сгущенка, соки — всего этого натурального и местного производства (молочный завод, завод сухого и обезжиренного молока, плодоовощной консервный завод у нас работали свои!) были моря разливанные. За гроши. За пустяк. Я даже сейчас думаю: надо было бы подороже — не разорились бы, а ценили бы выше.

О работе

Работа была у всех. Точка. Жирная. Критики идут околицей без слов.
Работа — не подай-принеси и не спекуляция. Я понимаю, что как раз это-то многим теперь и страшно! Но что делать! В СССР тунеядцев и спекулянтов жестко (в 80-е уже недостаточно) преследовали…

Collapse )
В Кирсанове работали несколько заводов, поставлявших свою продукцию — текстильные станки, одежду, кое-какие сельскохозяйственные машины — за границу, не только в соцстраны и в развивающиеся страны, но и… капиталистам. Я узнал об этом не так уж давно, и для меня это стало таким же открытием, как полученные мной 3 года назад данные по продажам автомобилей «Жигули» в Бельгию, Францию и Норвегию. Оказывается, в первой половине 80-х годов их туда продавали по нескольку десятков тысяч в год.
Та же история была и с кирсановской продукцией. Наш город посылал ее в почти три десятка стран, включая… США. А небольшие кирпичные заводики, пекарни, колбасные цеха были чуть ли не в каждом уважающем себя колхозе.
… В 1985 году мама за 28 часов в неделю получала 140 рублей в месяц, дед — 180 рублей своей «усиленной» пенсии, бабуля — 120 рублей пенсии. От алиментов на меня мама отказалась, у нас на круг получалось 110 рублей в месяц на человека. Рублей 50-80 в месяц расходилось по разным сберкнижкам (их в семье было три, а инфляции в стране не было — я ее себе лет до 16 зримо представлял в образе крысы, душащей несчастного американского орла с долларовой монеты, — была году в 81-м, кажется, такая карикатура в «Крокодиле», врезалась в детскую память...).
Потом эти деньги украл у нашей семьи Первый Всенародно Избранный. Сейчас их «возвращают с индексацией» маме — бабушка с дедом мертвы, а индексация в реале покрывает процентов 15-20 стоимости тех, советских вкладов приложимо к покупной стоимости денег.
Низший предел зарплаты в городе был 45 рублей, жить можно было вполне нормально. Напомню, что свет, газ и вода были народные и стоили просто-напросто гроши! — на сороковник. (Кстати, примерно с 1987 года я начал по 25-40 рублей зарабатывать в месяц «для себя».)

Об одежде и обуви

Тут у меня к вопросу личное отношение. Никогда не считал его важным и вообще не понимал такой вещи, как мода. На близких по этому поводу я не давил совершенно — вот мама у меня любила, любит и умеет красиво одеваться, я же ее приводил в отчаянье полной неразборчивостью в барахле — что купили, то и ношу.
Не помню, чтобы лет до 13-14 у меня вообще возникали вопросы или пожелания по поводу одежды и обуви. Поэтому не могу судить, возможно, дефицит вещей и правда существовал. Хотя, на мой взгляд, 30-летний мужик, млеющий от сознания обладания Джинсами (!), выглядит смешно и мерзко.
Мне завизжат в ответ: вот видите, до чего довел людей Совок! Они мечтали о такой ерунде, она была для них недоступна!
Между тем во многих семьях на детей во времена моего детства просто шили сами по выкройкам из журналов или еще как-то. Одежда получалась отличной.
А еще было ателье «Ромашка», где я одевался года с 86-го. Красиво, удобно, а лет с 14 — еще и в меру своей фантазии (заработать 20-30 рублей в месяц для подростка было несложно, а сельские ребята заколачивали по 200-800 (!) за летний сезон!)…
… Помню, что очень горевал, когда мне стали окончательно малы несокрушимые австрийские горные ботинки, купленные по случаю на воскресном «диком» базаре — на лугу возле реки. Не знаю, как и откуда они к нам попали, почему были подросткового размера, но оказались воистину несокрушимы.

О безопасности

Да, в те времена можно было увидеть, как мальчишка выскакивает из дома с утра, забыв надеть сандалии или кеды, а потом носится так до вечера. И никого это не шокировало даже в «городском центре» (понятие тогда очень условное — центр Кирсанова напоминал какой-то дикий парк).
А родители про него вспоминали… ну, мягко говоря, вечером (или если он «слился», не сделав какую-то работу, ему порученную, — тоже не редкость). И заметьте, вовсе не от бессердечия. Просто… а ЧТО могло с ним случиться? Ну вот ЧТО?
Мама за меня боялась часто. Но чего боялась? Сломаю ногу. Нападет собака. Утону. Выбью глаз. И еще тридцать три страха — все тогдашние материнские страхи, кроме одного: ни разу, никогда, ни при каких условиях ни ей, ни мне даже в голову не могло прийти, что какой-то взрослый сознательно сделает что-то плохое ребенку. Даже самый пьяно-распьяный. Даже самый отмороженный. Синий от наколок (такие иногда у нас попадались) или злой как собака (и эти были). Но чтобы ребенка обидеть?! «Да че, я фашист, что ли?!».
Слухи о каких-то маньяках, убийцах, похитителях временами прорывались. Но какие слухи? Сказки из другой реальности. В реальности советский ребенок имел шансов пересечься с ними не больше, чем попасть под метеорит, их пересказывали друг другу в одном разделе с Зелеными Шторами и котлетами из человечины в таинственной «одной столовой».
Впрочем, было одно. Году в 1981-1982 мальчишку и девчонку у нас украли цыгане. Милиция освободила детей в 15 километрах от города, а весь табор поехал с веселыми песнями куда-то на север. Кажется, лет на восемь.
Еще один пацан (ему было лет 15, мне меньше) застрелил приятеля из отцовского ружья — игрались сдуру, он и вышиб однокласснику мозги. Полгода по городу ходила буквально одна тень несчастного убийцы, и все его сторонились — не со зла, не от сочувствия… просто не знали, как с ним общаться. Потом их семья уехала из города…
Мой ровесник — но из другой школы — в 1985 году утонул на одном из прудов (их много вокруг Кирсанова и сейчас), запутавшись в сетях; мне было его, почти мне незнакомого, ужасно жалко, и еще было очень страшно, когда я себе представлял, как он умирал — отлично плававший, буквально на расстоянии школьной линейки-тридцатисантиметровки от поверхности. Хорошо, что в 88-м, когда я сам тонул в болоте, я про этот случай не вспомнил — наверняка утоп бы от паники!
Нет, дети, подростки, конечно, умирали и еще — но как? От чего? Почему? С нынешними днями не сравнить…

Об отдыхе и охране здоровья

О детском отдыхе я говорить отказываюсь. Ни одно государство мира никогда не имело и не будет иметь такой отлаженной и глобальной системы детского отдыха, как в СССР. Точка. Все.
А взрослый… Да государство просто не справлялось с наплывом отдыхающих! Как думаете, столько «дикарей» — это не показатель высокого уровня жизни граждан, каждый из которых мог две недели отдохнуть на море за 30 рубликов? А по путевке и вовсе бесплатно?
Свои дома отдыха, турбазы, стадионы были практически у каждого мало-мальски солидного предприятия. За их малейшее недофинансирование начальника предприятия могли снять. А могли и посадить. За задержку отпуска, непредоставление путевки, пренебрежение нуждами человека мог слететь с трона любой начальник. До самого верха.
Заграница? Моя мама была в ГДР. Кстати, ей предлагали путевки и в капиталистическую Финляндию, и в социалистическую Венгрию, и в непоймиразбери СФРЮ — но она отказывалась (были личные причины). Десятки тысяч советских людей отдыхали за границей каждый год! А когда сейчас разная публика исповедуется с экранов про то, что «я не моф выефать», мне становится даже смешно.
А куда тебя, недоделка, было выпускать? Ты же жрал портвейн в котельной, не просыхал, изображая из себя «непонятого гения». Или находил даже в СССР проституток и «зажигал» с ними. Или просто втихую шипел на «эту страну», получая от нее зарплату за безделье на месте «ыскустваведа» или «крытега». С какой стати тебя должны были куда-то выпускать-то? Чтобы там по тебе, позорище всесветном, судили об СССР?
Нет. Выезжали те, кто нормально трудился, кто умел себя вести в обществе, кто на самом деле способен был не уронить высокое звание советского человека. А что, надо как-то иначе? Это был не мир капитализма, где любое чмо, наворовавшее денег, может поехать в Таиланд развлекаться с детьми…

… Медицина в СССР была высочайшего уровня. В нашем Кирсанове делали сложнейшие, столичного уровня, операции. Конечно, тут надо сказать отдельное спасибо Ивану Ефимовичу Фролову, хирургу от Бога. Но и другие врачи — и в больнице, и в поликлинике — были немногим хуже! А ведь были еще и ФАПы — в каждом селе, в каждой деревне. Была еще одна больница — в большом селе Иноковка. И в Соколове — больница…
Не знаю, брали ли наши врачи взятки. Видимо, некоторые брали, хотя я точно знаю, что в кругу моих друзей и их семей никто никогда за лечение любого вида и типа ничего не платил. Но в нашем Кирсанове в те времена можно было родиться — в родильном отделении. Молочная кухня обеспечивала мам консультациями и отличными продуктами местного производства.
Медсестры ходили по домам, где были младенцы, — консультировать опять же. Упаси Боже было как-то задеть здоровье ребенка, проявить к нему равнодушие или пренебрежение!
Конечно, люди все равно брюзжали, находили недостатки и обижались. Но если бы им показали кирсановские больницу и поликлинику «вставшей скален Раисси!», где в блестящих отремонтированных кабинетах не осталось практически ни единого годного специалиста, а за консультации берут деньги и ничем не могут помочь все равно, вряд ли бы люди из моего детства поверили в возможность ТАКОГО.
Другое дело, что болели люди тогда намного меньше, чем сейчас. А мы, дети, были практически стопроцентно здоровы. Тревожные звоночки звучали — например, рост числа сколиозов, связанный напрямую с вредительством чиновников, заменивших «наклонные» парты «менее строгими». И уж, конечно, никто и не слышал о детских гепатите, сифилисе, массовых сердечно-сосудистых и нервных заболеваниях. ВСЕГО ЭТОГО ПРОСТО НЕ БЫЛО!

О жилье

Да, туалет у нас был во дворе. И я — мальчик из интеллигентной семьи — туда бегал. И завидовал тем, у кого есть теплые и красивые туалеты. Но не очень. А знаете почему?
У 70% моих друзей туалеты были там же. Это раз. А два — в городке нашем ежегодно вводили в строй примерно 120 квартир. А в очереди на них стояло около 800 семей, и наша была в 1989 году четырнадцатой.
Квартиры ждали тогда подолгу. Но это были БЕСПЛАТНЫЕ квартиры.
Когда я употребляю слово «бесплатный» относительно СССР, читателю надо понимать, что на самом деле это было совсем не так: СССР был ОГРОМНЫМ КООПЕРАТИВОМ, где «бесплатного» на самом деле ничего не было — все через сложнейшую, тончайшую систему связей-взаимозачетов-распределения, недоступную убогому капитализму даже «в первом приближении», так или иначе оплачивалось: трудом, знаниями, добычей полезных ископаемых, защитой внешней и внутренней…
Неуютно себя в такой системе чувствовали только жаждавшие чистогана и безнаказанности «хозяйчики» того или иного масштаба — они буквально выли от злости, не в силах «ухватить» денежные потоки. Денег-то награбить-наспекулировать можно было и тогда. И что? Стоит такому «деловому человеку» сесть как следует в ресторане или начать строить вожделенную дачу, как тут же появляются мужички в гражданском с сакраментальным вопросом: «ОТКУДА?».
Человек получал квартиру — и над ним не висели по 25-50 лет «кредиты» и «проценты», начисто выносящие психику подавляющему большинству обитателей нынешнего мира.
Так вот. Угадайте, при какой власти мама, проработав 30 лет в школе, НЕ получила квартиру? Так что дерьмокопатели, ищущие во всем самую мерзкую и грязную «глубинную причину», могут успокоиться — у меня есть вполне меркантильные соображения для ненависти и отвращения к нынешней власти.
Воду и канализацию мне провело не это государство. Я сам. Сам заработал деньги, сам нашел людей, сам провел. Деду в свое время было стыдно пользоваться своими «льготами», ветеранскими и партийными, он все откладывал, хотя ему сто раз предлагали эти подключения — заслужил! А он говорил: «Что люди подумают?.. Да мы потом… Нет, я пока не буду...». Все боялся взять что-то лишнее у своего государства. Что-то необязательное…

… СССР я мог быть что-то должен — за все, что он давал своим гражданам. РФ я НИЧЕГО не должен.

Об информации

Лет в 13 меня охватил зуд журналочитательства — журналы тогда были очень интересными, надо сказать, информации в них было очень много, а бреда многократно меньше, чем сейчас.
Наша семья тогда выписывала, кроме местной газеты, «Правду», «Учительскую газету», «Аргументы и факты», журналы «Здоровье», «Крокодил», «Роман-газету», «Науку и жизнь» и (все еще) «Огонек», хотя от него уже начали плеваться, а мне — «Комсомолку» и журнал «Пионер». Я заявил, что у меня информационный голод, и близкие отнеслись к этому с пониманием.
Я получил подписку на газету »Красная звезда» и журналы:
«Военные знания»,
«Зарубежное военное обозрение»,
«Техника и вооружение»,
«Техника — молодежи»,
«Морской сборник»,
«Советский воин»,
«Военно-исторический журнал»,
«Советское военное обозрение»,
«Вокруг света»,
«Советский пограничник»,
«Военный сборник» (задачи из которого я с интересом решал уже тогда).
Я не шучу!!! Номера — практически все — целы у меня до сих пор. На эти журналы я подписывался вплоть до 1991 года (на некоторые и позже, правда, но...). Одно время, недолго, я даже выписывал польский и гэдээровский военные журналы… В польском помог разобраться дед, а вот с немецким он меня гонял — сдвигал брови и огорченно смотрел на внука. Действовало сильно…
Да, в СССР не было Интернета. Но говорящие это — иногда вполне серьезно — не думают, что и на Западе его не было тоже. А вот множество изобретений — типа конвертопланов, CD-дисков и видеокамер-наладонников, ЖК-экранов и прочего — было сделано именно у нас. И я читал о них в этих самых журналах. Именно так, именно там.
Телевидение в СССР было хилым по количеству программ — у нас принимались всего две. И, как я сейчас понимаю взрослым умом, страдало-таки излишней парадностью. Но что до информации — ее качество и подача на советском телевидении были намного грамотней и профессиональней. А главное — намного большим было количество, как это ни странно звучит, информации, чем сейчас.
Это не шутка. Мы тонем в телепрограммах и сообщениях, но… информации там нет, либо она подана в таком виде, что интересна лишь психиатрам. Реклама, идиотические сообщения о жизни звезд, бесконечные страшилки — все это смешано в совершенно несъедобный гнилой ком, истекающий кровью, гноем и розовыми соплями. Информацией это назвать может только человек, выполняющий заказ, или больной благоглупостью в летальной форме.
Были библиотеки. Несколько. И очень хороших. И действовал МБА — межбиблиотечный абонемент, позволявший заказывать книги и журналы из областной, центральной, библиотеки Тамбова, «пушкинки», как она называлась.

Об образовании

Заострять на этом внимание особо я не буду. Скажу только, что образование было реально бесплатным. Когда в одной из школ в середине 80-х выплыла некрасивая история с поборами родителей (копеечными, с нынешними обыденными не сравнить и близко!), под суд пошли сразу несколько человек. Под настоящий суд — осмелились брать деньги за то, что государство предоставляет бесплатно.
Уровень знаний… Ловлю себя на том, что по физике, алгебре и геометрии я — ненавидевший эти предметы лютейшей ненавистью, не вылезавший после 7-го класса из тройбанов по ним! — знаю больше, чем нынешние хорошисты из 10-11-х классов. Пусть не отличники, но хорошисты.
Конечно, требования, которые предъявляли к нам, уже не сравнить было со «сталинскими», уже полезли в школу — «партнерствовать с детьми» — их «старшие товарищи», слезливые очкастые «новаторы» с неряшливыми волосиками на лысеющих головах (еще не осмеливающиеся открыто проявить свое истинное — педофильское — нутро, но уже какие-то ощутимо неприятные...), закрутились мутные водовороты вокруг «ранимой личности ребенка» и его «сложных душевных движений»…
Но все-таки в школе все еще требовали. Достаточно жестко. И родители выступали тут со школой единым фронтом, заставляя нас приобретать знания самыми разными, зависимо от семейных традиций, способами — от старого доброго «витамина Р» до «мне за тебя будет стыдно» (кстати, действовало, и очень неплохо!). Остается только поблагодарить и родителей, и школу за насилие над неповторимыми детскими личностями.
Отчетливо помня, что мы из себя представляли (на самом деле, а не в глазах ушибленных головой экспериментаторов от педагогики!), я хорошо отдаю себе отчет в том, какой бардак мы бы устроили в школах и во что превратились бы сами, если бы «новаторы» уже тогда одержали победу и водрузили знамя педоцентризма на развалинах системы образования…
… Помимо собственно городских школ — 1-й (элитной), 2-й (позднее, после пожара, сведенной с 1-й в одно новое здание), 3-й (моей родной), 4-й (СОМовской — завода сухого и обезжиренного молока) и 85-й железнодорожной (с шикарным финансированием и всякими прочими «наворотами от спонсоров» — ЮВЖД) в городе были солидный сельхозтехникум (учились иностранцы), два СПТУ (выпускников моментально расхватывали колхозы) и одно из двух в СССР училищ гражданской авиации — организация полувоенная, со строжайшей дисциплиной, готовившая даже африканских «товарищей».

О мечтах и развлечениях

Тут у меня то же предвзятое отношение, что и к моде. Ну, не понимаю я, какие такие «развлечения» и от кого нужны человеку. Нормальному, не больному, не инвалиду… Ладно. Вернемся к Кирсанову моего детства…
О чем мы мечтали? Поскольку книги тогда читали все, то они и служили основой для фантазий. Обсуждать книги (и кино) и додумывать их сюжеты мы могли бесконечно.
Наша фантазия работала, как мощнейшая машина, — в сравнении с ней фантазия нынешних детей убога и скучна, потому что «прошита» готовыми яркими (слишком яркими, резкие краски убивают фантазию!) сюжетами, как сотовый телефон после ремонта. Они не сумеют сделать из палки пулемет. И я не понимаю тех, кто этому радуется — мол, зачем при таком изобилии, можно же купить игрушечный пулемет в магазине!!!
Игрушку — да, купить можно. А умение видеть и мечтать? Нет. Не купите…
… Что интересно, наши мечты вообще не были приземленными. Нам ничего не стоило после урока истории начать обсуждать, где можно было поставить в Фермопилах пулемет (!), чтобы… ну ясно. Честное слово не вру, мы с одним моим тезкой как-то целую пару (два урока труда) разрабатывали проект… переселения индейцев из США в СССР. Клянусь, это было. И было мне лет 11-12, примерно так. Я уже тогда не очень верил (в отличие от тезки) в «благородных индейцев» (не знаю почему), но идея меня захватила своей масштабностью.
Не помню, чтобы кто-то хотел стать космонавтом, честно. Но о космосе мы говорили много и жадно, а «нежелание стать космонавтом» проистекало не от безразличия к этой работе, а скорее от понимания, что «не потянем», проистекавшего, в свою очередь, из восхищения этими людьми. А вот военными хотели стать практически все мальчишки. Военный был идеалом, война — нужным и важным делом, делом мужчин.
При этом мы, я должен заметить, вполне понимали, что такое настоящая война — и деды рассказывали без прикрас, да и тех, кто «выполнял интернациональный долг», тоже хватало вокруг, а уж они-то и вовсе не стеснялись. Но парадокс: все эти рассказы только усиливали в нас желание быть военными. О том чтобы «откосить», не было и речи. Вообще не помню таких разговоров.
А лет в 14 зашел как-то перед уроками разговор во дворе — и все мальчишки заявили, что «хотели бы в Афганистан». Все. Не только я и еще парочка таких же, уже посещавших к тому времени клуб «Кандагар», — все вообще.
Но нет — о войне как таковой, как о смысле жизни, мы не мечтали. Наши мечты сводились в конечном счете к тому, что жизнь должна быть интересной. Можно нелегкой (справимся, мы что, девки, бояться трудностей?!) — но обязательно, непременно интересной. И знаете что? Деньги, богатство, карьерный успех в это понятие не входили. Просто не попадали.
Мы отлично знали, что такое деньги, зачем они нужны, но… но нас нельзя было купить. Мальчишку из моего детства куда верней можно было обманом заставить совершить преступление, запудрив ему мозги «романтикой» или даже «борьбой за справедливость» (такие истории были в СССР).
Один из трех реально существовавших в СССР маньяков, Сливко, заманивал пацанов на смерть, соблазняя их «участием в секретных испытаниях». Но никто из нас никогда не пошел бы с ним за деньги… Ни за какие.
Понимаете, о чем я?
Мы были наивны. Смелы. Открыты. И честны.
Я иногда думаю, вспоминая своих сверстников: если бы страной правил Вождь, а не уставшие старики, он бы нашел в нашем поколении невиданной силы и упорства поддержку. И смог бы сокрушить Мировую Буржуинию до конца. Совсем. Навсегда.
Жаль! У нас были мы — наши кулаки, наши мечты, наша дружба, наши надежды. И не было Вождя для всего этого.
Жаль…

… У нас был кинотеатр. Причем там с 12.00 и до 20.00 шли фильмы. В воскресенье и в каникулы в 10.00 был еще и детский сеанс, в школах продавали «каникулярные абонементы». Не помню точно… кажется, со скидкой. Билет стоил 10 копеек детский; от 30 до 50 копеек взрослый, смотря какой фильм и какой сеанс.
Был еще кинотеатр в клубе железнодорожников, но туда мальчишкам из наших мест было опасно ходить года до 88-го, могли здорово избить. Спасали лишь или совсем мелкий возраст (чтобы трясли с малышей деньги, не помню такого), или идущая с тобой девчонка (железный закон).
Был районный Дом культуры, в двух кварталах от моего дома. Но лично я в нем почти не бывал до 88-го года.
Был даже зал игровых автоматов! До сих пор помню этот закуток — вход со двора, косое крыльцо, несколько комнат (там же была какая-то артель слабослышащих, по-моему...), и в одной из них с десяток «шкафов». «Морской бой», «Телетир», «Ни пуха ни пера!», «Кран», «Торпедой — пли!», еще какие-то… Игра стоила 15 копеек. Кстати, не помню, чтобы там был какой-то ажиотаж или очереди, хотя поиграть, в общем-то, в них все любили.
В 89-м году я в первый раз сел за компьютер — болгарский «Корвет», машину, по классу превосходившую большинство современных ему «западных» компьютеров. И тогда же познакомился с компьютерными играми. Их пускали с магнитофонных кассет — люди помнят такое, я думаю. Я поиграл три или четыре раза в какую-то штуку — надо было расстреливать вражеские самолетики и десантников, — а потом мне стало смертельно скучно заниматься этой ерундой, и больше я компьютерными играми не интересовался.
Но самое-то главное! Самое главное — были улицы и велосипеды. Были стадион, лучший из районных стадионов области, куча небольших спортплощадок и хоккейные коробки в каждом школьном дворе (на входе в которые тогда не было сигнализации, видеокамер и охранников...). Была замечательная спортшкола.
Было несколько великолепных строек — настоящие таинственные города и крепости с подземельями, башнями и мостами (сколько там было сломано шпаг и мечей...) Речка… Ладно, она у нас была плохонькая, но имелись пруды и плоты, а зимой — льдины. Посадки были за околицей, а чуть подальше — настоящие леса. Здоровенная свалка лежала сразу за железной дорогой. Наконец, были просто головы, руки и ноги.

О мальчишках моего времени

Мы пропарывали эти самые руки и ноги ржавыми железками и стеклом, мы разбивали эти самые головы обо все подряд. Так до нас доходило, что надо быть ловчее, быстрее и смелее — тогда не будет шишек и синяков.
О волшебной кнопке «перезагрузка» мы ничего не знали и где-то в душе понимали, что можно убиться насовсем, но от этого все было еще интереснее! Мы взрывали самодельные бомбы и клали в костры незаконно добытые патроны. Мы срывались со льдин и приходили домой в сапогах, полных холодной воды. Со стен строек мы тоже падали. А чаще прыгали, чтобы показать, что нам пофиг эта высота. (Мне она была не пофиг, я ее жутко боялся — и прыгал, потому что прыгал.)
Нам ничего не стоило превратить лист фанеры в танк, и этот танк ездил. Мы подумывали о том, чтобы сделать свой планер. Хвала богам, на это не хватило технических мощностей, иначе… иначе точно полетели бы! Мы играли в войну по совершенно зверским правилам и ничуть не собирались от этого мучиться комплексами вины и не спать по ночам.
Мы просто-напросто дрались по самым тупым поводам, причем чаще всего с лучшими друзьями. Что с чужим-то делить?! Мы питались разной зеленой неспелой ерундой из соседских садов, хотя свои сады у многих тоже были, но это же неинтересно!
В 87-м году мы открыли для себя туризм — и именно с этого момента наши родители, думаю, начали седеть по-настоящему… И я прошу у них прощенья и низко им кланяюсь (всем сразу) за то, что они были мудры и терпеливы именно там, где надо быть мудрым и терпеливым, и весьма безжалостны там, где нужна была безжалостность; за то, что они нас любили, и за то, что они не сюсюкали с нами.
Мы четко знали, что мы мужчины, а мужчины — это воины и исследователи. Наши девчонки были, кстати, похожи на нас. Они не стремились «занять гендерную роль мужского типа» — им это было не нужно. Они любили носить красивые платья и хихикать над разной ерундой… Но за ними не заржавело влезть в удобные старые штаны, рубашку и кеды и показать всему миру, что «есть женщины в русских селеньях! » При этом то, что мы мужчины, а они женщины, оставалось непоколебимой истиной и не подвергалось никакому сомнению, потому что трава летом зеленая, а снег зимой белый…
… За день — обычный, ничем не примечательный день — мы ухитрялись подвергнуть свою единственную жизнь смертельному, без шуток, риску дюжиной различных, в том числе самых идиотских, способов. Родителям об этом мы не рассказывали. Кое о чем они догадывались, кое-что узнавали случайно.
Но делиться с ними, как с друзьями, мы не могли и не хотели, потому что ясно понимали: они нам не друзья, они — Мама с Папой, и их надо поберечь, им за тридцать, они уже старые. Кое у кого на этот благородный мотив накладывался не столь благородный, но тоже понятный мотив заботы о своей единственной жопе, на которой приходится много сидеть. Жаловаться на родителей, приди даже кому-то из нас в голову такая вывернутая мысль, было некому и бесполезно, за что я тоже благодарю СССР.

Школа нас ничем привлечь не могла. Если за знания я школу искренне благодарю, то «воспитательный процесс» в ней был активным, всеобъемлющим и… бессмысленным. Школе мы не доверяли и любые ее попытки вовлечь нас в «общественную работу», «организованный отдых» или еще как-то повлиять на нас вне рамок «учебного процесса» тихо игнорировали или встречали откровенно в штыки. Мы ее терпели, потому что иначе нельзя. Но уроки прогуливали очень часто, особенно когда на улице тепло…
Я с уважением вспоминаю некоторых учителей, охотно признаю профессионализм почти всех остальных, мне лично безразличных или даже неприятных, — но все взрослые, не члены семьи, которые на самом деле оказывали на меня серьезное влияние, к школе не имели никакого отношения: тренеры, инструкторы из клуба…
Кроме того, видимо, уже тогда, мы, мальчишки, подсознательно всеми силами отталкивали от себя «школьно-бабское царство», которое заведомо не могло понять ни нашей тяги к риску, ни опасных игр и экспериментов, ни увлечений, мечтаний и стремлений мальчишки — увы…
Мужчины, и только мужчины формировали наш характер и мировоззрение. Не всегда и не везде отцы, увы, но — мужчины. Помню, когда к нам пару раз приезжали московские мальчишки. Мы поражались их ничем не обоснованной заносчивости, в то же время обычной бытовой беспомощности и, чего греха таить, туповатости, смешанной с нытьем и непривычной для тогдашнего пацана расчетливостью; они в наших глазах походили на баб, в смысле — на худшие образцы женского пола. Не все были такие, но большинство…
Средний же современный мальчишка, попади он в нашу тогдашнюю компанию, просто-напросто не выжил бы как личность. Мы ценили друг в друге умение «не выдавать своих», физическую силу и умение быть интересным…

«… Иных уж нет — а те далече...»

Судьба не пощадила нас. Раскидала, покорежила.
Сейчас я иногда спрашиваю себя: а как же Арнис? Как же тот плотный мальчишка со смешным неисправимым акцентом, второй боксер в нашем отряде — тот самый Арнис… капитан литовской армии А. Скалнис, который на псковском вокзале вышиб мне зуб в ходе нашей неожиданной встречи через много лет после того, как… Как же он?
Неужели и тогда — и тогда! — он носил в себе ненависть к «оккупантам», среди которых жил?! Что он думал, сидя с нами у одного костра, переправляясь по канатам, которые он учил нас вязать, через лесные речушки, деля с нами хлеб, — в самом прямом смысле слова?! Неужели носил, как камень за пазухой, ненависть?! Ко мне?! Но за что?! За то, что его отцу и матери все 3 года командировки из ЛитССР в РСФСР платили чуть ли не вдвое повышенную зарплату?! За… за что?!
Ведь получается, что так… Нет! Не так.
Тот Арнис не ненавидел нас. Он был моим другом. Он был из наших. Потом его, наверное, обманули и заколдовали. Ведь он был смел и доверчив, как мы все. Заколдовали и заставили убить, принести в жертву каким-то чудовищным демонам литовского пацана Арниса, который, когда смеялся, щурил голубые глаза и чуть откидывался назад. Который ни за что не предал бы никого из нас, потому что детство не предают. Друзей не бросают. Никогда. Ни за какие коврижки, помазанные «независимостью» по рецептам из ООН.
Я тебя помню, Арнис. Я и за тебя отомщу тоже. Клянусь тебе, побратим. Клянусь. Пока я жив, я буду мстить за всех.
За всех. Я не прощу «лисбероидам» ничьей гибели — нелепой и страшной, как нелепа и страшна была гибель Союза…
… Я — «совок». Неисправимый «совок».

СОВОК ЭТО:
Совесть.
Отвага.
Верность.
Образование.
Культура.
И никак иначе! Честь имею!

Олег Верещагин

Один против всех. Подвиг танка Т-28 < Церковь Успения Богородицы

Один против всех. Подвиг танка Т-28
19.04.2013

Солнечным днём 3-го июля 1941-го года в город Минск, уже неделю как захваченный фашистами, неторопливо въехал советский танк.

Читать дальше � Церковь Успения Богородицы

Russkie.org - Владимир Меньшов: Вступая на путь антисоветизма, -Русское зарубежье, российские соотеч

http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=28505
Владимир Меньшов: Вступая на путь антисоветизма,
непременно придёшь к откровенной русофобии
Олег Пухнавцев 18.02.13 // 11:29

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК

Владимир Валентинович Меньшов родился в 1939 году в Баку. Окончил Школу-студию МХАТ в 1965-м. Затем учился во ВГИКе (мастерская Михаила Ромма). Снял фильмы: «Розыгрыш» (1977), «Москва слезам не верит» (1980), «Любовь и голуби» (1984), «Ширли-мырли» (1995), «Зависть богов» (2000). Сыграл множество киноролей, в том числе в фильмах: «Человек на своём месте», «Собственное мнение», «Курьер», «Город Зеро», «Спартак и Калашников», «Ночной дозор», «Ликвидация»…
Заслуженный деятель искусств РСФСР, народный артист России, лауреат Государственной премии РСФСР (за фильм «Розыгрыш») и Государственной премии СССР («Москва слезам не верит»). Лауреат премии «Оскар» Американской киноакадемии. Кавалер орденов: «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «За заслуги перед Отечеством» III степени.
-Какие факторы современной общественной жизни способны вывести вас из равновесия?
– Наиболее раздражающие моменты связаны с тем, как преподносится история нашей страны ХХ века. К этому можно было бы уже привыкнуть, но у меня не получается. Я не могу принять официально восторжествовавший взгляд на историю СССР, который настойчиво пытаются внедрить в умы молодого поколения. Общение с теми, кто сформирован современными учебниками и телевидением, зачастую просто ошарашивает. Новое поколение опирается в своих суждениях на антисоветский официоз, незнакомо с альтернативным взглядом на прошлое, а следовательно, неспособно выработать собственную позицию.

Если в кино или по телевизору показывают что-либо об СССР, почти со стопроцентной вероятностью это фальсификация истории. Нас убеждают, что жизнь в Советском Союзе была беспросветна, стараются, чтоб эта мысль проникла в каждую клетку общественного сознания.
На Западе уже давно сложился стереотип мышления по отношению к России, он сформирован умело, сознательно. Их высоколобые интеллектуалы ещё могут оперировать противоположными концепциями, но западный обыватель находится в абсолютной власти антисоветского мифа.
Вот, к примеру, я посмотрел фильм BBC «Кто убил Сталина?». Уровень экспертов-советологов, безапелляционность оценок, примитивность формулировок поначалу производили комический эффект. Но по ходу действия, когда русские актёры, изображающие «ближний круг» – высокопоставленных советских политиков, – начали безудержно пьянствовать, падать мордами в салат, превращаться в скотов, а нетрезвый Сталин взирал с саркастической улыбкой на эту оргию, фильм стал просто оскорблением нашей страны… Но ведь почти то же самое, в несколько адаптированном виде, я вижу и в российских фильмах!
Совсем недавно с некоторой гордостью нам представили французский фильм «Концерт». С нашей стороны участвовали хорошие актёры, и перед премьерой они рассказали, что получилась тёплая такая комедийная лента… Да вы что, ребята, вы посмотрите на это глазами обычного француза, который пришёл в кинотеатр! С какими выводами он выйдет оттуда?.. Оказывается, в брежневские времена, в начале 80-х, дирижёр Большого театра пострадал за то, что отказался уволить из оркестра всех евреев. Его самого выгнали с работы, а евреи погибли в сибирских лагерях. Только маленькую девочку благородные французы вывезли на Запад в футляре от контрабаса… И мои коллеги соглашаются играть в картине и не испытывают никакого чувства стыда!
Даже если бы весь этот бред был правдой, неужели стоило бы участвовать? Может, пора поучиться у европейцев, которых нам всегда предлагают как образец достоинства и чести? Немца, например, вы на разговор о войне не вытащите, там почти у каждого в шкафу припрятан скелет дедушки, воевавшего на Восточном фронте. А попробуйте затронуть позорное поведение французов во время Второй мировой. Насколько я знаю, там были режиссёры, которые пытались сделать кино о коллаборационизме, за что подвергались жесточайшему остракизму. Во Франции принято говорить лишь о Сопротивлении, которое даже де Голль признавал всего лишь удачным пропагандистским мифом. Немцы, во всяком случае, поразились, увидев на подписании капитуляции французов в качестве победителей… Попробуйте побеседовать с англичанами о том, как они подло тянули с открытием второго фронта, ждали, пока мы с немцами измотаем друг друга. Попытайтесь поговорить с румынами и венграми, которые воевали на стороне фашистов, с чехами, которые делали на своих заводах два из трёх танков немецкой армии… Все они умело замалчивают постыдные страницы своей истории и никому не позволят поднимать эти темы.
Самобичевание всегда было присуще российскому менталитету, и особенно оно расцвело с началом перестройки. Любая попытка развенчать героические страницы нашей истории стала рассматриваться как вклад в борьбу с ненавистным коммунистическим режимом. Это проникло в поры нашей общественной жизни, стало повседневностью. Потом будет очень трудно выкорчёвывать тотальный антисоветизм, который за двадцать пять лет обрёл мощную корневую систему, но делать это, безусловно, придётся. Мы не сможем существовать в ситуации кромешной исторической несправедливости.
В этом отношении очень показательной стала программа «Суд времени». Наконец в публичном пространстве удалось услышать позицию, противоположную антисоветской. Концепции, что после 17-го года в русской истории ничего хорошего не происходило, были противопоставлены мощные, взвешенные контраргументы. И конечно, просто поражало зрительское голосование.
– Несмотря на поток антисоветчины в СМИ, всё равно соотношение – девяносто к десяти. С чем вы это связываете?
– Я не могу это объяснить. Знаю, что результаты произвели оглушающее впечатление на либеральную интеллигенцию… Казалось бы, итоговые цифры должны подтасовать, предложить что-нибудь нейтральное – 48 на 52 (как это происходило в студии, где шли дебаты). Но когда включался подсчёт голосов по стране, результат категорически не совпадал со студийным. То ли вовремя не сообразили, то ли организаторы проекта проявили принципиальность.
Итог оказался удивительным ещё и потому, что он не соответствует результатам любых выборов в нашей стране. Я не верю, что на выборах происходит массовая подтасовка, – значит, есть причины, по которым телеголосование выявляет явную поддержку социалистической идеи, а на реальных выборах этого не происходит.
Вообще, мне кажется, сейчас очень важно провести глубокие социологические исследования, потратить на это большие деньги и определить, в каком состоянии находится наше общество. Необходимо понять, чего хочет народ, каковы его предпочтения и недовольства. Ведь со времён Горбачёва мы очень многому научились и на многое переменили свои взгляды.
– Ваши фильмы называют «народными», а вас – «народным режиссёром». Возможно, вы знаете о народе нечто такое, чего не знают остальные?..
– Для меня это очень важная тема. Помню, по молодости на меня произвела впечатление мысль, и я даже её выписал: «Толпа – это не народ, Пушкин – народ». Ну да, звучит эффектно. А сейчас думаю: почему же всё-таки толпе, массам отказывать в проявлении народного менталитета? И Пушкин потому и гений, что сумел наиболее ярко и мощно выразить дух народа. Хотя и несправедливо написал о русском бунте как бессмысленном и беспощадном. Беспощадном – конечно, но – бессмысленном… Мне в гораздо большей степени импонирует позиция Блока, который в мятежах, бунтах, революциях видел сведение исторических счётов, внезапное распрямление пружины, сжимавшейся в течение многих десятилетий, а то и веков.
Рассуждая о народе, неизбежно вступаешь в область размытых понятий, законов, которые невозможно сформулировать. И тем не менее подспудно понимаешь, что каким-то образом всё происходящее вокруг отфильтровывается народными массами и выкристаллизовываются убеждения, мифологические представления. Постепенно складываются взгляды, принимают устойчивую форму – относительно какого-то правителя, целого исторического периода или конкретного события. На поверхности общественного процесса могут бурлить споры, кипеть страсти, но параллельно где-то в глубине формируется кристалл – незыблемая точка зрения, на которую уже не повлиять.
Этот процесс касается всего – искусства в том числе. Сколько я наблюдал за свою жизнь однодневок, которые, едва появившись, получали статус нетленки. Иногда классика назначали сверху, но чаще снизу возникал шепоток: это надо видеть, надо слышать, надо читать! Проходило время, и гении становились просто способными ребятами, возникали новые авторитеты… Методично, незаметно Время и Народ делали своё дело.
– Результат кристаллизации всегда кажется вам справедливым?
– Это уже вне моральных и субъективных оценок, это похоже на законы природы… В своё время я прочёл в воспоминаниях жены Роберта Рождественского, как всю жизнь бодались между собой Евтушенко и Вознесенский, не шутейно, а совершенно всерьёз, доказывая собственное право считаться лучшим русским поэтом второй половины ХХ века. И просто обожгло её резюме по этому поводу: «А оказалось – Высоцкий…»
Совершенно как у Маяковского в «Разговоре с фининспектором о поэзии»: «…Эти сегодня стихи и оды, в аплодисментах ревомые ревмя, войдут в историю как накладные расходы на сделанное нами – двумя или тремя…»
– В отношении ваших картин кристаллизация произошла. Согласны?
– «Любовь и голуби», бесспорно, стала народной картиной, она принята всеми социальными группами, объединяет даже коммунистов с либералами. Интереснее история с «Москвой слезам не верит», которая, казалось бы, должна принадлежать своему времени. В неё включены реалии ушедшей эпохи, уже не вполне понятные нынешним молодым людям, однако странным образом этот фильм превращается в матрицу не только советской, но и просто русской народной жизни.
А ведь картина родилась, что называется, из дуновения ветерка, не была результатом какой-то серьёзной подготовки. В это время меня больше интересовало кино социальное, политическое. Ещё во ВГИКе я написал сценарий художественного фильма «Требуется доказать» с подзаголовком: «По мотивам книги Ленина «Детская болезнь левизны в коммунизме». Когда его прочёл мой учитель Михаил Ильич Ромм, он пригласил меня к себе домой, закрыл дверь кабинета и сказал: «Володя, если ты хотел доказать, что ты человек способный и даже талантливый, то тебе это удалось. Но во избежание серьёзных неприятностей сценарий больше никому не показывай». Очень это меня расстроило, потому что никаких антисоветских намерений у меня не было. Сценарий вышел полемичным, но ведь и «Детская болезнь левизны» чрезвычайно полемична. Она была написана в связи с Брестским миром, в ней собраны аргументы «за» и «против», которые тогда обсуждались в партийной среде. По существу, ведь и вся партия, и ЦК не принимали идею Брестского мира, но Ленин стоял скалой… Меня интересовала эта коллизия, но тогда реализовать подобный материал оказалось невозможно. Максимум полемичности, который позволялся, – это пьесы Шатрова. Казавшиеся тогда необычайно смелыми, сегодня они выглядят наивно, но в конце 60-х его «Большевики» в «Современнике» стали для меня сильнейшим театральным впечатлением – выдающаяся режиссура Ефремова, прекрасные актёрские работы…
Сценарий «Москва слезам не верит» по сравнению с этим глобальным замыслом казался мелковатым, малоинтересным, беззубым. Но он заставил меня вспоминать биографии знакомых, родственников, рабочие эпизоды своей жизни (после школы между поступлением в институты я работал на заводе, в шахте). Кстати пришлись записные книжки, которые я начал вести в то время, туда я заносил какие-то словечки, выражения, удачные остроты. К счастью, для меня рабочий класс не был той враждебной жлобской общностью, которую пытаются изобразить некоторые интеллигенствующие режиссёры. По версии современного кинематографа, рабочий класс – это что-то глубоко маргинальное, дико пьющее, не отягощённое интеллектом. Так представляют тех, кто стоит у станка, варит сталь, собирает хлеб… А я этих людей полюбил, стал их понимать, ценить их юмор… Сейчас царствуют кавээновские шутки, и мы уже подзабыли настоящий русский юмор, а ведь это удивительное явление. Его важной отличительной чертой является самоирония. Русский юмор в большей степени направлен на себя, а не на окружающих…
Когда я делал этот фильм, никаких наполеоновских планов не вынашивал и главное, о чём беспокоился, – не опозориться бы. Ведь «Москва слезам не верит» была моей первой «взрослой» картиной после «Розыгрыша».
Зрительский успех оказался ошеломительным и совершенно неожиданным для меня.
– Стоять в очереди бóльшей, чем на «Москву слезам не верит», не приходилось.
– Даже гайдаевские фильмы были перекрыты в полтора-два раза. И прежде всего за счёт многократных просмотров. Некоторые зрители писали мне, что смотрели фильм по 10–20 раз…
Сейчас понятно, что уже сработали и фактор времени, и фактор кристаллизации. Я вижу, что картину народ отобрал. При том что её никто не продвигал, не было лоббистов-интеллектуалов, напротив, критики убеждали зрителей: те, кому нравится картина, – неразвитые люди, у которых нет вкуса…
Пусть это звучит не очень скромно, но именно этими фильмами – «Любовь и голуби», «Москва слезам не верит» – я останусь в памяти «и долго буду тем любезен я народу»… Но ясно и другое: «Ширли-мырли», и особенно «Зависть богов», сделанные гораздо более профессиональной рукой, не вошли в этот фонд народного кино, не выкристаллизовались. Как ни обидно, приходится это констатировать.
– По поводу «Ширли-мырли» можно поспорить…
– Да, я надеюсь, что, может быть, эта картина сделана с определённым опережением и время будет на неё работать. Там есть живой юмор, передана атмосфера безвременья, сумасшедших фарсовых 90-х, но всё-таки этот фильм не вошёл в народное сознание как нечто неотъемлемое, необходимое. А «Москва слезам не верит» вошла. Её персонажи стали почти родственниками, на них ссылаются, их цитируют, они присутствуют в жизни людей и даже служат примером. Вера Алентова обижалась, что у неё не самая выигрышная роль, что в первой серии её героиню заслоняет репризами героиня Ирины Муравьёвой, а во второй – появляется Гоша и перетягивает одеяло на себя. И я, кажется, нашёл верную формулу: у тебя роль-судьба, с тебя будут жизнь делать…
Тогда мне была непонятна истовая ненависть к «Москве слезам не верит» со стороны элитной интеллигенции. Люди просто не могли подобрать слов, чтобы выразить степень своего презрения к картине и быдлу, которое её смотрит. Для меня природа этой ненависти открылась значительно позже. Она была абсолютно социальной. Сидя на кухнях, интеллигенция договорилась между собой, что здесь, «в этой стране», жить нельзя. Я тоже активно участвовал в подобных разговорах, но я-то думал, как переделать жизнь к лучшему!
Читаешь сейчас мемуары апологетов перестройки, тех, кого можно считать нынешними победителями, и удивляешься: они просто тряслись от ненависти к стране. Они уверяют, что не принимали систему, но сквозь строки явственно проглядывает: они не принимали Россию, не принимали нацию, которая смирилась с безобразным социальным строем и с монстром Сталиным. Конечно, они не могли согласиться с картиной, которая доказывала: здесь можно жить, можно сделать карьеру, можно просто быть счастливым.
– Если препарировать произведение искусства, относящееся к категории народного, заглянуть внутрь, из чего состоит механизм, как работает?
– Это таинственный процесс, который можно объяснять только задним числом.
– Но общие критерии, родовые признаки «народности» должны быть. Можно предложить, например, такую версию – народное искусство утешает и вдохновляет…
– Однако в «Тихом Доне» эти составляющие практически не присутствуют. И даже в «Войне и мире». Сейчас кажется странным, но поначалу в этом романе увидели не столько его народность, сколько исторические несоответствия. Кажется, даже Денис Давыдов успел отметить недочёты: какой-то полк на самом деле не там дислоцировался. Но потом на «Войну и мир» стало работать время…
О Великой Отечественной войне не так много произведений, которые можно было бы назвать истинно народными. Мало кому удалось проникнуть в самую сердцевину явления, показать, что собой представляет народ-победитель. Твардовскому удалось. Конечно, «Василий Тёркин» – это вершина… Но вы знаете, я сейчас читаю в концертах Симонова, он вроде не самым крупным поэтом считается, но его военная лирика так пронзительна! И не только хрестоматийное «Жди меня». Война прошла через его судьбу, сплелась с любовью, отношениями с Валентиной Серовой…
Эти попадания есть у многих, может быть, в жизни каждого поэта случаются уникальные совпадения с пульсом жизни. У Гудзенко, например, два стихотворения просто великих: «Нас не надо жалеть…» и «Когда на смерть идут, – поют…». Два-три шедевра есть у каждого поэта, принадлежащего к военному поколению… А вот с военной прозой сложнее…
– Зато народных фильмов о Великой Отечественной множество.
– Видимо, этот гений народного искусства всё время находится в движении – сегодня он в литературе, завтра в музыке, потом в кинематографе. В первую очередь нужно вспомнить «Балладу о солдате» и «Летят журавли». Правда, картина Калатозова, на мой вкус, несколько манерна, хотя и стала прорывом с точки зрения изобразительной культуры. Были ещё фильмы второго эшелона, например, «Живые и мёртвые», замечательная картина Ордынского «У твоего порога»… Режиссёры, которые вернулись с фронта, помнили запах пота, крови и пороха, не могли соврать, у них получалось очень настоящее и сильное кино.
Великая Отечественная война стала невероятным подвигом советского народа. Кажется, что к этому подвигу нас вела вся тысячелетняя история России, к этому высочайшему моменту нашей жизни – Победе… Которой мы не захотели, не смогли воспользоваться. Уже через какие-то сорок лет мы получили развалившееся государство. Это итог Победы?.. Сталин не воспитал себе смену. Он был гений, никаких сомнений в этом нет, и тех, кто выполнял его приказы, мы тоже считали очень талантливыми людьми, но когда они оказались предоставлены сами себе…
В итоге советская система к середине 80-х уже была не готова отвечать на вызовы времени. Назрела смена парадигмы общественного развития, но перестройку, к нашему несчастью, возглавили фигуры некрупные, они всё свели к возвращению России в лоно так называемой европейской цивилизации. Свой собственный путь искать не стали…
Самое подлое в этой истории – несправедливость происшедшего. Разрушали страну те, кто делал карьеру на диссертациях о неизбежности построения коммунизма. С какого-то перепугу случайные люди оказались богачами. Теперь они вершат наши судьбы, да ещё и рассказывают, что раньше всё было устроено не так. Хотя сделали себе миллиардные капиталы на том, что построено, создано в советское время!..
Но я понимаю: обратного хода нет. Пусть много недовольных людей, но в СССР они уже не хотят. За право поехать на отдых в Турцию или Египет человек многим готов пожертвовать.
– Мысль о невозможности возвращения прочно внедрена в сознание, это – сложившееся общественное мнение.
– Мне кажется, такую мысль не внедрить, это уже выкристаллизовалось. У Кара-Мурзы, нашего выдающегося современника, одного из самых мощных мыслителей, объяснивших суть и смысл Советской Цивилизации, подмечено, что времена СССР очень много обязанностей накладывали на человека… Произошло развращение – какого чёрта вставать и идти на работу, если хочется быть хозяином своей судьбы, никуда не идти, а остаться дома и полежать. Новая власть продекларировала: живите как заблагорассудится, хотите на помойке питаться – питайтесь, хотите пробиваться – работайте. Но в массе своей люди вообще разучились работать. За нас работают гастарбайтеры.
– Когда деятель искусства декларирует свою политическую позицию, аудитории трудно её игнорировать. Кто-то из зрителей наверняка изменил своё отношение к вам… Как вы относитесь к этому обстоятельству?
– По отношению ко мне либеральная публика действительно относится крайне настороженно, потому что я не скрываю своих пристрастий и даже в конце 90-х говорил открыто, что голосую за коммунистов. В то время для либералов это было равносильно признанию в педофилии.
Вообще если говорить про наш клуб творческой интеллигенции, то его 90 процентов – на стороне либералов. С ними бесполезно спорить. Я многим предлагал почитать неотразимо логичного Сергея Кара-Мурзу, разящего юмором Владимира Бушина, полагая, что интеллигентный человек должен вникнуть в аргументацию оппонента. Я ведь в своё время изучал позицию и Яковлева, и Афанасьева, и Сахарова… Но либералы свой выбор сделали, их не сдвинуть с места. И они ещё называют ретроградами коммунистов!..

Поэтому что касается общения с коллегами: нужно либо находиться с ними в вечном конфликте, либо принимать такими, какие они есть, и категорически уходить от обсуждения политических тем.
– Как вы оцениваете то, каким предстаёт в современном кино русский мир? Откуда эта тяга к описанию дна, любованию чёрной стороной жизни?
– Слишком долгое время в разных формах декларировался тезис «стыдно быть русским» – истоки этой эстетики здесь. Вполне благополучные московские мальчики увлеклись описанием жизни бомжей, изучением психических аномалий – вплоть до некрофилии. Кроме того, появился адресат. На западных кинофестивалях особой популярностью пользуется любой позор России.
Вообще, как только возникают спектакль, книга, кино, оскорбляющие наш народ, сразу находятся люди, которые требуют поддержки этого произведения, настаивают на награждении и премировании…
С годами мне стало совершенно ясно: вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии. Человек, последовательно занимающий антисоветские позиции, неизбежно понимает, что эти взгляды народом не разделяются, и тогда он вынужден констатировать – народ не тот. С этим народом вообще ничего невозможно создать, это ошибка природы. Далее – чистый расизм: выкорчевать нужно этот народ, и только тогда человечество сможет двигаться семимильными шагами к счастью.
– Сейчас снимается множество антисоветских фильмов, в разных жанрах: эпосы, драмы, комедии, мюзиклы. Скажите как человек, знающий продюсерскую кухню: возможно сегодня снять просоветский фильм? С той же агитационной мощью, пропагандистской силой, что снимают антисоветское кино. Если бы нашёлся какой-то сумасшедший человек с мешком денег?..
– Теоретически – да. Общественный запрос на такое искусство существует. Если найдутся деньги, то проблем как будто возникнуть не должно, запускайся и снимай. И в принципе есть странные миллионеры, жизнь не так однолинейна… Но… Это будет происходить в атмосфере серьёзного морального давления со стороны не только политической элиты, но даже вашей собственной съёмочной группы. Например, у меня был документальный фильм о московских кладбищах в рамках проекта «Сто фильмов о Москве». Я снимал на Новодевичьем, у Кремлёвской стены. Нам разрешили съёмки в Мавзолее. А оператор отказался туда идти. Принципиально: не хочу оказаться рядом с этим чудовищем…
– Если бы вы могли сделать заявку некоему обобщённому образу сценариста, сочетающему талант Габриловича, Гребнева, Володина, какой бы попросили сценарий?
– Кого мне сейчас безумно не хватает для создания фильма, адекватного нашей сегодняшней жизни, так это замечательного и абсолютно незаслуженно забытого сценариста – Евгения Григорьева. Широкому зрителю он известен в основном по «Романсу о влюблённых». Мы с ним много задумывали в начале 90-х годов, но ничего, к сожалению, так и не осуществилось…
Пока медленно и мучительно придумываю историю в одиночку.

Вопросы задавал Олег ПУХНАВЦЕВ

kinopressa.ru

ОЛИМПИАДА, или НЕ ПЛЮЙТЕ В КОЛОДЕЦ!

Оригинал взят у zelenyislon в ОЛИМПИАДА, или НЕ ПЛЮЙТЕ В КОЛОДЕЦ!
Как и полагается писателю, тем более беспощадному сатирику, начну издалека.
Благодаря статьям в международных газетах и в Интернете известно, что в последнее десятилетие министерства обороны Великобритании и США завалены судебными исками. Их бравые, с голливудскими подбородками солдаты и офицеры, которые были направлены в зоны военных действий, по возвращении домой впали в ступор от всевозможных депрессий. Дикие гуси войны, попав на войну, с ужасом обнаружили, что там – кто бы мог подумать! – стреляют. Причём так быстро, что некогда об этом посоветоваться со своим психоаналитиком даже по скайпу. Теперь «супермены» кроме нехилых зарплат требуют ещё и неслабую компенсацию. Иски подают участники боевых действий и в Северной Ирландии, и на Фолклендах, и в Боснии, и в Персидском заливе… Но претензия одна – «Нас не подготовили к ужасам войны!».
Шестьдесят лет назад, жарким летом 1952 года, во всемирных Олимпийских играх впервые приняли участие советские спортсмены. Без анаболиков и гормонов роста, без промоутеров и сумасшедших призовых фондов они взяли там 22 золотые медали и 19 бронзовых. Оставив позади по числу наград всю Европу, Австралию и уступив только США.
У тяжелоатлета Евгения Лопатина одна кисть была малоподвижной (её перебило пулемётной очередью в бою под Ерзовкой, где Лопатин командовал ротой противотанковых ружей). Он взял на Играх серебро!
Гимнаст Грант Шагинян был хромым (его ранило в ногу в 1943-м), что не помешало ему завоевать две золотые и две серебряные медали, совершенно покорить зрителей выступлением на коне и обогатить спортивный мир термином «вертушка Шагиняна».
У борца Якова Пункина на ковре подёргивалось плечо – нервный тик после контузии (из-за неё, треклятой, он в бессознательном состоянии попал в плен и прошёл через ряд концентрационных лагерей). Это не сделало менее беспощадным его коронный приём – бросок с прогибом. Он взял на тех Играх золото. (И не надо говорить, что всех, кто вернулся из немецких концентрационных лагерей, посадили в наши).
Тяжелоатлет Василий Удодов всего за семь лет до выступления в Хельсинки весил 29 кило и не мог самостоятельно передвигаться (семнадцатилетним он был угнан немцами из Ростова и, в конце концов, оказался в Бухенвальде). Удодов выиграл золотую медаль.
Бухенвальд прошёл и гимнаст Виктор Чукарин – он попал туда из другого лагеря смерти, Бременфорда. Отходя, фашисты заперли его с другими пленниками в трюме баржи, но, к счастью, потопить баржу не успели. На той Олимпиаде Чукарин выиграл абсолютное первенство, получив четыре золотых и две серебряных медали.
У боксёра Сергея Щербакова не сгибалась ступня (боец отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, короче, спецназовец-диверсант, он получил ранения, которые едва не привели к ампутации ноги). На Олимпиаде стал серебряным призёром.
Чемпионом в беге на три тысячи метров с барьерами мог стать Владимир Казанцев. Он уверенно лидировал, но, неудачно преодолев яму с водой, порвал связку и завоевал только серебряную медаль. Знал ли его соперник американец Гораций Ашенфельтер, что Казанцев воевал с 41-го года и на Калининском фронте получил тяжёлую контузию?
Гребец Юрий Тюкалов, взявший в Хельсинки золотую медаль, был блокадником. Детство он провёл за тушением зажигательных бомб и предыдущую медаль – «За оборону Ленинграда» - получил в 12 лет.
Эти имена можно перечислять долго: фронтовики, блокадники, узники концлагерей, чудом не попавшие в газовую печь, и составили костяк советской сборной.
Казалось бы, после того, что эти люди пережили и хлебнули, согласно всем учебникам психологии, им оставалось только засесть дома мышью и до конца жизни прятать хлеб под подушку. Но – нет! Они повели себя ровно наоборот! Показали всему миру, что радость жизни – лучший допинг! Что Олимпиада после ужасов войны – семечки. Что прыгнуть на искалеченных ногах дальше всех – ерунда, если ты сумел уцелеть в окопе, проутюженном танком.
Возвращаюсь к современном англоговорящим ветеранам. У меня такое ощущение, что шок, который они испытытали в Ираке, унёс больше жизней, чем мины, заложенные «благодарными» иракцами.
Битва на Фолклендах, от которой их ветераны до сих пор не могут опомниться, началась в апреле 1982 года, кончилась в июне. Убито 258 человек. У нас, извините, в деревенских «стенка на стенку» больше кладут. А у них – шок на всю жизнь, алкоголизм, наркомания, депрессия и требования предоставить бесплатно услуги педикюрш.
Гитлеру, затеявшему жуткую войну ради появления на свет сверхчеловека, создать такового не удалось. Зато спровоцировать – получилось. Развязанная им война таки создала сверхлюдей, богов, олимпийцев. Советских олимпийцев.
А всё потому, что тут действует простой закон. Воевать на чужой территории – замечательно для экономики, но губительно для морального духа. Тогда как воевать за Родину – губительно для экономики, но здорово закаляет национальный дух. Шестьдесят лет назад советские спортсмены выступали за Родину так же, как воевали, – с равной неукротимостью. Притом, что с точки зрения современной спортивной медкомиссии, все они инвалиды. Она бы их на соревнования не выпустила. Ну, разве что к параолимпийцам.
Зато как сильно было в каждом чувство Родины, которую они защитили!
Олимпиада 1952 года вошла в историю по многим причинам. В том числе и в номинации «Единственные Игры, которые не были закрыты». Президент МОК Зигфрид Эдстрем на церемонии закрытия произнёс пафосную речь, но забыл про традиционные слова: «Объявляю Игры закрытыми». И что же? Он оказался прав. Россия лишь открыла тогда свою первую победную олимпийскую страницу…
Да, в большом спорте в СССР не обходилось без политического давления. И руководители нередко, как говаривал в таких случаях Анатолий Тарасов, путали «божий дар с яичницей». Проиграл – значит, чуть ли не предатель.
Но стратегически советский спорт пребывал на подъёме – нужно было только, чтобы зарубцевались военные раны. Через четыре года, в Мельбурне, сборная СССР оставит далеко позади себя американцев – и по зачётным очкам, и по золотым медалям, и по общему числу медалей. И никто из советских вождей ни одному из победителей не подарил ни «мерседеса», ни яхты!
Спорт в СССР был по-настоящему массовым. Строились стадионы, бассейны, детские спортивные площадки…Вот простой пример: Россия – страна речная. И почти каждый мальчишка в те годы пробовал себя в гребле. Не аристократы, не студенты престижных университетов, а вся ребятня, включая ленинградца Тюкалова. Советская Россия стала мировым лидером в спортивной гребле – в пример нашему крикливому времени!
Сегодня в России установилась эпоха разобщения. Это иллюзия, что можно построить рай для немногих в условиях унижения миллионов. Для немногих - любые спортивные клубы с лучшими тренерами со всего мира, для большинства – уличная поножовщина, общедоступная водка, дешёвые наркотики, в лучшем случае – прозябание в компьютерных играх. Но в современном мире счастье для немногих невозможно.
Вот мы и оказались мировой периферией.
В прошлом году один из центральных телеканалов продемонстрировал фильм о 1952 годе. Я оторопел, услышав речь ведущего: «Советский Союз проиграл Олимпиаду, советский спорт показал свою несостоятельность»… И ни слова о том, что это была Олимпиада фронтовиков. Ни слова о том, что поколение, рождённое в 1920-26-м – это павшие, израненные и, как редкое исключение, невредимые герои. Статистика Олимпийских игр показывает: в женских соревнованиях олимпийская команда доминировала, в мужских борьба шла труднее. Виновата война. По блестящим результатам женщин можно оценить уровень советского спорта предвоенных тридцатых. Жаль, что в тогдашней программе Олимпийских игр женских состязаний было немного. Это сегодня женская программа не уступает мужской, даже в тяжёлой атлетике, борьбе и футболе, а тогда даже женский волейбол не был олимпийским видом.
От подлых фальсификаций нас защитит знание фактов. Память о героях Хельсинки. Они – «не то, что нынешнее племя»…
Я не случайно вспомнил о той Олимпиаде 1952 года сейчас, когда наш спорт разрушен торгашескими реформами, которые привели к падению народного духа!
Предательская торгашеская власть лишила нас чувства Родины.
Ещё раз повторю слова, сказанные в предыдущем посте: на собственной Родине мы живём без ощущения Родины!
Большинство телепередач и газетных статей клеймят и позорят наше прошлое. В одной из телепередач у Сванидзе кто-то пытался заклеймить позором тех олимпийцев 1952 года: мол, проиграли в командном зачёте Америке. Вот, мол, как слаб был советский спорт. Кстати, подобное утверждение неверное. Проиграли по количеству медалей, а по очкам «сыграли» в ничью. Ведь очки считаются за первые шесть мест.
Корни российского спорта в спорте советском. Корни дают жизнь всему дереву. Те, кто пришли к власти, сознательно рубят корни нашего дерева, чтобы увядшей листвой было легче управлять. Плюют в колодец, в котором живая вода!

P.S. Недавно получил такое письмо:

Все правильно Вы написали, Михаил. Я работаю в около-спорте более 25 лет (дизайнер костюмов), это двенадцатая Олимпмада, на которой спортсмены будут выступать в моих костюмах. Как пример: сейчас делаю костюмы для сборной России по синхронному плаванию (последние буду отправлять в Лондон 8 августа). Вам рассказать, в каких условиях приходится работать? Сейчас доделваю костюмы сквозь слезы и, что называется, "на коленке", потому что из мастерской, где я работала, меня ВЫГНАЛИ, прямо перед Олимпиадой. За двадцать пять лет работы у меня только одна награда: грамота 1988 года за Ванкувер. После этого никому ничего не нужно, только "плати и делись". Дай Бог, наши девочки выступят, как всегда, отлично. И я постараюсь их не подвести несмотря ни на что. Но это будет моя последняя Олимпиада для России. Ни сил, ни желания, ни нервов больше не осталось. Надоело биться головой об стену. Надоело работать не благодаря, а вопреки. Буду одевать конкурентов наших спортсменов, которые ценят и уважают. Патриотизма на идиотизм не хватает, увы.
А наши будут одеты в ширпотреб , олимпийская форма тому пример. Мне посчастливилось работать во Всесоюзном Доме моделей спортивной одежды во времена СССР. Тогда наша олимпийская форма признавалась ЛУЧШЕЙ в мире. И шилось все на отечественных фабриках. И все чувствовали себя причастными к Олимпиаде. А сейчас "поди-подай-принеси-пошел вон!"

Письмо товарищу Сталину: Захар Прилепин стал почтальоном


Социализм был выстроен.

Поселим в нём людей.

Борис Слуцкий.

Мы поселились в твоём социализме.
Мы поделили страну созданную тобой.
Мы заработали миллионы на заводах, построенных твоими рабами и твоими учёными. Мы обанкротили возведённые тобой предприятия, и увели полученные деньги за кордон, где построили себе дворцы. Тысячи настоящих дворцов. У тебя никогда не было такой дачи, оспяной урод.
Мы продали заложенные тобой ледоходы и атомоходы, и купили себе яхты. Это, кстати, вовсе не метафора, это факт нашей биографии.
Поэтому твоё имя зудит и чешется у нас внутри, нам хочется, чтоб тебя никогда не было.
Ты сохранил жизнь нашему роду. Если бы не ты, наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратно расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы окончательно решён. Ты положил в семь слоёв русских людей, чтоб спасти жизнь нашему семени.
Когда мы говорим о себе, что мы тоже воевали, мы отдаём себе отчёт, что воевали мы только в России, с Россией, на хребте русских людей. Во Франции, в Польше, в Венгрии, в Чехословакии, в Румынии, и далее везде у нас воевать не получилось так хорошо, нас там собирали и жгли. Получилось только в России, где мы обрели спасение под твоим гадким крылом.
Мы не желаем быть благодарными тебе за свою жизнь и жизнь своего рода, усатая сука.
Но втайне мы знаем: если б не было тебя – не было бы нас.
Это обычный закон человеческого бытия: никто не желает быть кому-то долго благодарным. Это утомляет! Любого человека раздражает и мучит, если он кому-то обязан. Мы хотим быть всем обязанными только себе – своим талантам, своему мужеству, своему интеллекту, своей силе.
Тем более мы не любим тех, кому должны большую сумму денег, которую не в состоянии вернуть. Или не хотим вернуть.
Поэтому мы желаем обставить дело так, что мы как бы и не брали у тебя взаймы, а заработали сами, или нам кто-то принёс в подарок сто кг крупных купюр, или они валялись никому не нужные – да! прекрасно! валялись никому не нужными! и мы их просто подобрали - так что, отстань, отстань, не стой перед глазами, сгинь, гадина.
Чтоб избавиться от тебя, мы придумываем всё новые и новые истории в жанре альтернативной истории, в жанре мухлежа и шулерства, в жанре тупого вранья, в жанре восхитительной и подлой демагогии.
Мы говорим – и тут редкий случай, когда мы говорим почти правду – что ты не жалел и периодически истреблял русский народ. Мы традиционно увеличиваем количество жертв в десятки и даже сотни раз, но это детали. Главное, мы умалчиваем о том, что самим нам нисколько не дорог ни этот народ, ни его интеллигенция. В сегодняшнем семимильном, непрестанном исчезновении населения страны и народной аристократии, мы неустанно и самозабвенно виним – какой очаровательный парадокс! – тебя! Это ведь не мы убили русскую деревню, русскую науку и низвели русскую интеллигенцию на уровень босяков и бастардов – это, не смейся, всё ты. Ты! Умерший 60 лет назад! А мы вообще ни при чём. Когда мы сюда пришли – всё уже сломалось и сгибло. Свои миллиарды мы заработали сами, своим трудом, на пустом месте! Клянёмся нашей мамой.
В крайнем случае, в отмирании русского этноса мы видим объективный процесс. Это ведь при тебе людей убивали, а при нас они умирают сами. Ты даже не успевал их так много убивать, как быстро они умирают сегодня по собственной воле. Объективность, не так ли?
Ещё мы уверенно говорим, что Победа состоялась вопреки тебе.
Правда, немного странно, но с тех пор в России почему-то ничего не получается вопреки. Например, она никак не становится разумной и сильной державой ни вопреки, ни даже благодаря нам и нашей созидательной деятельности. Опять парадокс, чёрт возьми.
Мы говорим, что ты сам хотел развязать войну, хотя так и не нашли ни одного документа, доказывающего это.
Мы говорим, что ты убил всех красных офицеров, и порой даже возводим убиенных тобой военспецов на пьедестал, а тех, кого ты не убил, мы ненавидим и затаптываем. Ты убил Тухачевского и Блюхера, но оставил Ворошилова и Будённого. Поэтому последние два – бездари и ублюдки. Если б случилось наоборот, и в живых оставили Тухачевского и Блюхера, то бездарями и ублюдками оказались бы они.
Как бы то ни было, мы твёрдо знаем, что ты обезглавил армию и науку. То, что при тебе мы вопреки тебе имели армию и науку, а при нас не разглядеть ни того, ни другого, не отменяет нашей уверенности.
Мы говорим, что накануне ужасной войны ты не захотел договориться с «западными демократиями», при том, что одни «западные демократии», как мы втайне знаем, сами прекрасно договаривались с Гитлером, а другие западные, а также отдельные восточные демократии исповедовали фашизм, и строили фашистские государства. Мало того, одновременно финансовые круги неземным светом осиянных Соединённых Штатов Америки вкладывали в Гитлера и его поганое будущее огромные средства.
Мы простили всё и всем, мы не простили только тебя.
Тебя ненавидели и «западные демократии», и «западные автократии», и эти самые финансовые круги, и ненавидят до сих пор, потому что помнят с кем имели когда-то дело.
Они имели дело с чем-то по всем показателям противоположным нам. Ты – иная точка отсчёта. Ты другой полюс. Ты носитель программы, которую никогда не вместит наше местечковое сознание.
Ты стоял во главе страны, победившей в самой страшной войне за всю историю человечества.
Ненависть к тебе соразмерна только твоим делам.
Ненавидят тех, кто делает. К тем, кто ничего не делает, нет никаких претензий. Что делали главы Франции, или Норвегии, или, скажем, Польши, когда началась та война, напомнить?
Они не отдавали приказ «Ни шагу назад!». Они не вводили заград-отряды, чтобы «спасти свою власть» (именно так мы, альтруисты и бессеребренники, любим говорить о тебе). Они не бросали полки и дивизии под пули и снаряды, ни заливали кровью поля во имя малой высотки. Они не заставляли работать подростков на военных заводах, они не вводили зверские санкции за опоздание на работу. Нет! Миллионы их граждан всего лишь, спокойно и ответственно, трудились на гитлеровскую Германию. Какие к ним могут быть претензии? Претензии всего мира обращены к тебе.
При тебе были заложены основы покорения космоса – если б ты прожил чуть дольше, космический полёт случился бы при тебе – и это было бы совсем невыносимо. Представляешь? – царь, усатый цезарь, перекроивший весь мир и выпустивший человека, как птенца, за пределы планеты – из своей вечно дымящей трубки!
О, если б ты прожил ещё полвека – никто б не разменял великую космическую одиссею на ай-поды и компьютерные игры.
Да, к тому же, при тебе создали атомную бомбу – что спасло мир от ядерной войны, а русские города от американских ядерных ударов, когда вместо Питера была бы тёплая и фосфорицирующая Хиросима, а вместо Киева – облачное и мирное Нагасаки. И это было бы торжеством демократии, столь дорогой нам.
Ты сделал Россию тем, чем она не была никогда – самой сильной страной на земном шаре. Ни одна империя за всю историю человечества никогда не была сильна так, как Россия при тебе.
Кому всё это может понравиться?
Мы очень стараемся и никак не сумеем растратить и пустить по ветру твое наследство, твоё имя, заменить светлую память о твоих великих свершениях - чёрной памятью о твоих, да, реальных, и, да, чудовищных преступлениях.
Мы всем обязаны тебе. Будь ты проклят.

Российская либеральная общественность.

Записал Захар Прилепин

Фото: Андрей Давыдовский/www.zaharprilepin.ru


Вставить в блог
Класс!

Из социологического опроса 1990 года

http://svpressa.ru/politic/article/40536/

Укажите среди событий 1990 года те, которые вы считаете важнейшими

Избрание Б.Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР - 35 %
Объединение Германии - 27 %
Решение о восстановлении в России частной собственности на землю – 25%
Принятие деклараций о суверенитете в России и других союзных республиках - 22 %
Отмена 6-й статьи Конституции СССР - 21 %
Национальные столкновения в Киргизии, Молдавии, Узбекистане - 16 %
Избрание М.Горбачева президентом СССР - 15 %
Провозглашение независимости Литвы и его последствия - 14 %
Указ о возвращении А.Солженицыну советского гражданства и ряду других диссидентов - 9 %
Демонтаж памятников Ленину в ряде городов страны - 9 %
Передача Верховным Советом СССР М.Горбачеву дополнительных полномочий – 3%
ХХVIII съезд КПСС - 2 %


Кого можно назвать «человеком 1990 года»?
Ельцин - 41 %
Горбачев - 22 %
Тэтчер - 18 %
Буш - 9 %
Коль - 6 %
Собчак - 3 %
Назарбаев - 3 %
Хусейн - 1 %


Как вам кажется, какие чувства проявились, окрепли у окружающих вас людей за прошедший год?
Усталость, безразличие - 42 %
Озлобленность, агрессивность - 42 %
Страх - 22 %
Растерянность - 20 %
Надежда - 13 %
Освобождение от лжи - 6 %
Чувство человеческого достоинства - 5 %
Гордость за свой народ - 5 %

РЕФЕРЕНДУМ О СУДЬБЕ СССР: 21 ГОД НАЗАД.

К началу девяностых годов XX века дезинтеграционные процессы в СССР приобрели критический характер.
Весной летом 1990 года начался так называемый "парад суверенитетов", в ходе которого прибалтийские, а за ними и другие республики СССР, включая Россию, приняли Декларации о национальном суверенитете, в которых оспорили приоритет общесоюзных законов над республиканскими. Также ими были предприняты действия по контролю над местными экономиками, включая отказы выплачивать налоги в союзный и федеральный российский бюджеты. Эти конфликты разрывали многие экономические связи, что еще больше ухудшило экономическое положение в СССР.был предложен вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»
Референдум при всех оговорках стал серьезным прецедентом: впервые за десятилетия глава советского государства и коммунистической партии оказался практически и реально зависим от результатов массового голосования. В итоге советские люди тремя четвертями голосов постановили сохранить СССР. А всего через девять месяцев Советский Союз распался. Как и почему это случилось? Вспомним.

24 декабря 1990 года депутаты IV Съезда народных депутатов СССР, проведя поимённое голосование, постановили считать необходимым сохранение Союза ССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности.

В тот же день, по инициативе и настойчивому требованию Президента СССР М. С. Горбачева, Съездом было принято два постановления о проведении рефрендумов по вопросу о частной собственности на землю и по вопросу о сохранении обновлённого Союза как федерации равноправных суверенных Советских Социалистических Республик. 17 марта 1991 года, 21 год назад, в СССР прошло всенародное голосование о судьбе Союза

Я помню, как ходила голосовать в тот день, это было одно из первых голосований в жизни, я только что окончила среднюю школу и "вступила в самостоятельную жизнь". В тот день мы ходили голосовать вместе с моей бабушкой, родившейся  в  20-е годы и пережившей войну подростком без родителей, всю жизнь прожившей в СССР и работавшей со всем советским народом, часто без выходных и праздников, на его величие - пусть и косвенно, на своем скромном месте, но все же. 

Я помню, что мы обсуждали, как будем голосовать - и у нас не было сомнений, мы голосовали за обновленный союз. А как же иначе? Ведь еще накануне "парада суверенитетов" летом 1990 года, еще учась в школе, я поняла и высказала мысль, которая удивила, кажется, даже моего очень умного учителя по истории, имя которого до сих пор помню: - "Если в нашей стране происходит распад территорий, то это вовсе не прогресс, а регресс. Потому что все сильные великие государства всегда стремились к увеличению территории, а объединение стран вело к их величию". 

Все мы тогда верили в то, что наши власти не могут быть предателями, не могут сознательно разрушать страну, и потому воспринимали всерьез лукавую риторику горбачева и других вождей, но я помню, что тени сомнений иногда вкрадывались в мои юные наивные размышления - а размышляла я о судьбах страны и мира немало, до сих пор где-то пылятся мои дневники о том, как лучше устроить этот мир. Поэтому сохранение Союза казалось общим делом, против которого ни один адекватный человек не должен быть против. Однако, мы ожидали, что национальные окраины проголосуют против СССР, и потому не без оснований волновались за судьбу референдума.

Так или иначе, устроители референдума де-факто проиграли. К тому же, референдуму в России был противопоставлен контрход – одновременно с вопросом о сохранении Союза граждане голосовали за введение поста президента РСФСР (17 марта 1991 года параллельно с всесоюзным прошёл первый всероссийский референдум о введении поста президента РСФСР. В нём приняло участие 75,09 % граждан России, из них 71,3 % поддержало это предложение. 


Collapse )
Не все республики поддержали референдум. Уже 25 февраля 1991 года Верховный Совет СССР отметил, что высшие органы власти отдельных республик в нарушение Конституции и законодательства СССР фактически блокируют исполнение решения IV Съезда народных депутатов СССР о проведении референдума. В целом, препятствовали проведению на своей территории всесоюзного референдума высшие органы власти Грузии, Латвии, Литвы, Молдавии, Армении и Эстонии; в них не были созданы центральные республиканские комиссии референдума. Тем не менее, голосование на территории этих республик было проведено — в тех населённых пунктах, где были созданы участковые избирательные комиссии, а также в воинских частях.

В референдуме, состоявшемся 17 марта 1991 года, из 185,6 миллиона (80 %) граждан СССР с правом голоса приняли участие 148,5 миллиона (79,5 %); из них 113,5 миллиона (76,43 %) ответив «Да», высказались за сохранение обновлённого СССР. 21 марта 1991 года Верховный Совет СССР рассмотрел предварительные результаты референдума. Он отметил, что за сохранение Союза СССР высказались 76% голосовавших, а следовательно судьба народов страны неразделима, что только совместными усилиями они могут успешно решать вопросы экономического, социального и культурного развития.

В РСФСР  ответили "Да" 56 860 783 (71,34% участвовавших, 53,82% избирателей), "Нет" - 21 030 753 (26,39%). Признаны недействительными 1 809 633 бюллетеней.
В Украинской ССР "Да" ответили 70,2%; в Белорусской ССР - 82,7%; в Узбекской ССР - 93,7%; в Казахской ССР - 94,1%; в Азербайджанской ССР - 93,3%; в Киргизской ССР - 94,6%; в Таджикской ССР - 96,2%; в Туркменской ССР - 97,9%.
В Литве, где референдум проводился только на участках в воинских частях и на предприятиях, за "обновленный Союз" высказались около 16% жителей республики, имеющих право голоса. В Латвии, где общесоюзный референдум официально не проводился, на избирательных участках, организованных на предприятиях и в воинских частях, примерно 21% от общего числа жителей Латвии. Положительно ответили на этот вопрос 21,3% жителей Эстонии.
В Молдавии, где по решению парламента референдум не проводился, за Союз проголосовали около 21 % избирателей на участках, организованных на предприятиях и в воинских частях. (Коммерсантъ weekly, Москва, 25.03.1991.)
Абхазия и Южная Осетия, принявшие участие во Всесоюзном референдуме, проголосовали за сохранение СССР. Согласно сообщению Центральной комиссии референдума, в частности, в Абхазской АССР в голосовании приняли участие 52,3% числа граждан, включенных в списки для голосования, из которых 98,6% ответили "да".

На основе итогов всесоюзного референдума уполномоченной центральными и республиканскими властями рабочей группой в рамках так называемого ново-огаревского процесса весной-летом 1991 года был разработан проект по заключению договора федерации «О Союзе Суверенных Республик», подписание которого было назначено на 20 августа. Напомним, что через три месяца, 12 июня 1991 года, первым президентом РСФСР был избран Борис Ельцин. А уже в августе разразились события, известные как ГКЧП: Государственный комитет по чрезвычайному положению 18-21 августа осуществил неудачную попытку насильственного отстранения М. С. Горбачёва с поста Президента СССР, сорвав подписание Союзного договора.
Осенью 1991 года рабочей группой ново-огарёвского процесса был подготовлен новый проект Союзного договора по созданию «Союза Суверенных Государств», как конфедерации независимых государств. Его предварительное подписание должно было состояться 9 декабря.
Однако 8 декабря 1991 года президенты Белоруссии, РСФСР и Украины, «отмечая, что переговоры о подготовке нового Союзного Договора зашли в тупик, объективный процесс выхода республик из состава Союза ССР и образования независимых государств стал реальным фактом», заключили Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств — межправительственной организации, не имеющей статуса государства.

Кургинян за один год добился большего, чем так называемые "коммунисты" за десятилетия.

http://www.nenovosty.ru/kurginyan.html

В том, что события в России не стали развиваться по ливийскому или сирийскому сценарию, есть немалая заслуга одного человека, имя которого -Сергей Ервандович Кургинян. Своей активной позицией по отстаиванию исторического достоинства и целостности нашей страны он расшевелил сознание немалого числа людей.

С тех пор, как Сергей Кургинян с созданной им организацией “Суть времени” стал одним из факторов политики, на него с удивительной согласованностью катят бочку и либералы, и коммунисты. Они страстно разоблачают Кургиняна, обвиняют его в сотрудничестве с Путиным, Зюгановым, Медведевым, ЦРУ, мировым империализмом и тайными силами, гадают – “чьим проектом является Кургинян”, “кто его вскормил” и “куда он нас всех ведёт”…

Блогер Дмитрий Покров так прокомментировал происходящее:

“Если честно, я не понимаю суть претензий некоторых к Кургиняну. Я вижу только сопли, крики, подтасовки и подлоги в адрес данного лица. Но если крики-сопли можно отнести к зимнему всплеску эмоций, то вот подлоги, подтасовки и ложь вызывают другие мысли. Притом совсем не радужные. Я не буду тут и сейчас разбирать вонючую ложь и бред от офисных социалистов, политпроституток, и зарубежных граждан - пусть их шизофрения станет в будущем их вечной болезнью. Тем более, большинство из них уже доболтались до диагноза столь нужного для их отправки в руки карательной медицины. Мы поговорим о Ервандыче. Тут я постараюсь пояснить, почему я гневно реагирую на писки фашиков, прикрывающихся масочками социалистов.

Главное. Я не являлся и не являюсь поклонником Кургиняна. И совсем не одобряю того, что он в свое время полез играть в политику. Если честно, я так и не понял сути его движения “Суть времени”. Тем более оно не такое уж и влиятельное, что бы на него внимание обращать. Не этим ценен Сергей Ервандович. Он ценен другим, тем о чем быстро забыли полукрасные карлики соцсетей и блогов. Что, кстати, показывает их политическую недоразвитость и сильное увлечение интернетом, с полной оторванностью от реальной жизни.

Четверть века в стране царило засилие антисоветской лжи. Четверть века лились потоки грязи на СССР, на Ленина, на Сталина, на Победу над фашизмом. Толпы орков с лицами сванидзей, млечиных, латыниных и других дегенератовтрудились, не покладая рук, для того, что бы донести через телеэкраны, печать, радиоэфиры главную истину Зла: СССР - это отвратительно.

Четверть века довольно большой срок для успешного вбивания нужных представлений Советской власти. Успеха орки достигли. Учителя в школе рассказывают детям об ужасах большевизма, ученики пишут об этом сочинения. То, что Ленин немецкий шпион - это уже непреложная истина, которую не перешибешь даже документами. То, что в Гулаге расстреляли миллионы опоздавших на работу, знает если не каждый, но многие. А уж про то, что на немцев посылали советских солдат с деревянными саблями, не слышал только детсадовец.

Мне частенько приходится общаться на эти темы с разными гражданами. И юными, и пожилыми. И большинство из них знают Черную Правду. И если с юнцами можно обойтись своим авторитетом и показать Настоящую Правду, то с упертыми “под сорок лет” этот номер не проходит. Им даже тыканье в их хари документами не помогает. Иногда приходится вести долгую работу опровергая “факт” ночных охот Берии за московскими дамочками.

Ситуация в этой области давно стала критической. Мощные темные силы не просто так жрали свой хлеб. А что им противостояло? Наши заметочки в узкочитаемых блогах? Появления малозаметных личностей в редких передачках? В общем, мелочевка всякая.

И вот вдруг, впервые за много лет, на экранах телевизоров появился тот, кто начал регулярно и методично доказывать, что Черная Правда есть Откровенная Кривда, что Настоящая Правда - более чем Настоящая, что Ленин не картавый балагур, а величайший мыслитель, что Сталин не напал на Германию и не пил водку с Гитлером, что социализм не равен фашизму и, уж тем более, не хуже его.

Кто же этот человек? Кто на протяжении полутора лет пытался сломать то, что было возведено за двадцать пять? Дарья Митина? Сергей Удальцов? Геннадий Зюганов? Нет и еще раз нет. Именно Сергей Кургинян отчаянно защищал Советскую Родину, а не упомянутые отщепенцы. Именно Кургиняну удалось показать реальный оскал либеральных лжецов, а не мошенникам от якобы левого движения.

Меня не интересует кем-чем был Кургинян до 2010 года. Меня не интересует его сегодняшняя политдеятельность. Для меня важнее то, что он, а не туповатые блогеры заложил основу возможного поворота в мозгах граждан. И лично я видел результаты работы Кургиняна, когда люди начинали понимать, что Сванидзе лживая тварь, что Ленин это не только требования отправлять проституток в концлагеря, но и великая работа созидателя, что Сталин не ставил планов по захвату Вселенной, а работал на оборону страны от мрази. Вот кто, кроме Кургиняна это делал?

Так с чего это свора социалистов-неудачников на него так ополчилась? С того, что он за Путина? Да даже если бы и был за него в реальности (а не в фантазиях стучащих по клавиатуре псевдокрасных молокососов), то что это меняет в главном? А главное это - защита Советской Родины. И я думаю, Кургинян с этим довольно не плохо справился. Чего не скажешь о его сегодняшних врагах уже не с либеральной, а псевдосоциалистической стороны.

Кстати, есть одна интересная деталь. Антикургинянская истерия со стороны псевдокрасных во многих деталях напоминает антикургиняновскую истерию со стороны либералов. Вплоть до приемов в виде “а вот Кургинян раньше с Березовским пиво пил!!” и обвинений “Кургинян путинойд!”. Какое интересное смешение интересов произошло, не правда ли? Про лживые подтасовки даже упоминать не хочется - их можно в обилии наблюдать в блогах обеих союзных сторон. Так скоро мы сможем наблюдать антикургиняновский поцелуй в засос между Сванидзе и Митиной. Так и напишут под фоткой “Мы сосёмся против Кургиняна!”.

Мы можем быть согласны или не согласны с политическими телодвижениями Кургиняна, но выплескивать с грязной водой младенца это не просто глупо, но и преступно. Обгладывая косточки Ервандыча шакалы в красных подштанниках выгрызают и вклад в защиту СССР в общем и социалистической идеи в частности.
Лично мне не нравилось присутствие на передачах с участием Кургиняна ряда лиц типа Хасбулатова, Руцкого, попов всяких и др. недостойных, по моему мнению лиц, но я это принимал по причине того, что Сергей Ервандович использовал их для защиты главного - Советской Родины, для показа истинного лица либеральных грязепроизводителей.

И что, все что было сделано за полтора года нужно похоронить из-за нездоровых амбиций и шизофреничного разума кликуш от псевдолевых сил? Хрен вам, а не Кургинян. Подрастите сначало до того роста, когда ваше слово сможет действенно сметать терриконы антисоветской лжи, а уж потом можете и верещать о каком-то предательстве и каких-то конспирологических замыслах.

В общем, в детской борьбе с путинизмом все настолько ослепли и одурели, что готовы наплевать на самое главное, на Советский Союз и на Настоящую Правду о нём. Боритесь, боритесь с Путиным, отстаивайте свои мелкобуржуазные ценности через крупного буржуа Зюганова и свои либеральные ценности через гопника Удальцова. Сванидзе вам в помощь!

Но потом не удивляйтесь тому, что телеэфиры продолжат гнать Черную Правду о миллионах изнасилованных немок, о пытках Королева и утоплении философов на “Титанике” по приказу Ленина. И никто не будет этого опровергать. Разве что вы, в своих малочитаемых, междусобойных блогах. Да только кому вы на хрен сдались, а?”